Агентство маркетинговых коммуникаций
CNews Conferences поможет организовать мероприятия, которые получат максимальный резонанс в бизнес-среде и привлекут к Вам новых партнеров и клиентов.

Данные и интеграция – болевые точки ИТ в здравоохранении

В центре внимания участников дискуссии, состоявшейся в ходе конференции «ИТ в здравоохранении 2017», оказались вопросы развития ЕГИСЗ, создания цифровых сервисов в медицине и использования медицинских и пользовательских данных. По мнению экспертов, задачи, сформулированные в подразделе «Цифровое здравоохранение» программы «Цифровая экономика», вряд ли удастся решить в обозначенные сроки.

Программой «Цифровая экономика» предусмотрено создание к 2025 г. единой цифровой платформы здравоохранения. Эксперты заявляют, эта цель не может быть достигнута без решения базовых вопросов – как обеспечить обмен медицинскими данными и интеграцию медицинских систем. В ходе организованной CNews открытой дискуссии своим мнением поделились представители «Ростелекома», ФГБУЗ «Центр крови», компаний «Открытая клиника» и «Медицина», Mail.ru, «СМ-Клиника», Центра информационных технологий Тюменской области (ЦИТТО), а также присутствующие в зале специалисты.

Темпы развития ЕГИСЗ и сервисы для граждан

Среди приоритетных задач информатизации здравоохранения – реализация дорожной карты создания ЕГИСЗ и предоставление гражданам электронных сервисов в личном кабинете «Мое здоровье».

Евгений Охотников, начальник управления информационных систем в здравоохранении ЦИТТО: «Сегодня в регионах утверждены дорожные карты, планы и задачи, не всегда совпадающие с приоритетами самого региона, потому что при их разработке учитывались, в первую очередь, указания федерального центра. Регионам приходится заниматься не тем, что они считают важным, а выполнять то, что сказали. На это расходуется бюджет и имеющиеся ресурсы, и в результате не остается сил и времени заниматься тем, что регион считает более важным. Минздравовские штуки мы стараемся выполнять в минимальном объеме, чтобы не попасть в «красную зону». Например, федеральный центр предписывает нам внедрить телерадиологию, но средств на это в регионе нет, и внедрение проходит сложно.

Евгений Охотников, Центр управления информтехнологий Тюменской области: В регионах утверждены дорожные карты, планы и задачи, не всегда совпадающие с приоритетами самого региона

Многие думают, что телемедицина – это видеоконференцсвязь. И даже те, кто знает, что это не так, все равно отчитываются о реализации проектов по телемедицине, внедрив технологии передачи информации из точки в точку. Так удобней. Когда в 2011 году поставили цель внедрить телемедицину, но стандарта не дали, все отчитались, что телемедицина есть. Полтора года назад на конференции в Минздраве РФ обсуждались требования к медицинским системам. Субъекты просили провести аттестацию существующих на рынке медицинских информационных систем, чтобы понимать, соответствуют ли необходимым критериям имеющиеся в муниципалитетах решения, и иметь возможность выбирать предлагаемые разработчиками МИС. Но пока этих критериев, к сожалению нет».

Андрей Фишер, начальник отдела информационных технологий ФГБУЗ «Центр крови» ФМБА России: «При выборе информационной системы коммерческие клиники руководствуются только своими интересами и оценивают продукт по рыночным характеристикам. Госучреждения работают по законодательству о госзакупках. Конкурсная документация разрабатывается с учетом требований Минздрава РФ, который думает о развитии здравоохранения в целом. Единая система в здравоохранении создается не для решения локальных задач, а для повышения качества медицинской помощи в стране в целом».

Андрей Фишер, «Центр крови»: Если все медучреждения будут передавать информацию в единое хранилище, это нанесет ущерб только частникам с их узкими интересами.

Евгений Охотников: «Наших федеральных руководителей нельзя упрекнуть в лоббизме. От них не поступало рекомендаций внедрять определенные системы конкретных интеграторов. На сегодняшний день Минздравом описаны отдельные интеграционные профили, но далеко не все. Как только это произойдет, имеющиеся в регионах решения будут объединены».

На конференции обсуждалась еще одна федеральная инициатива. В январе 2018 г. на едином портале госуслуг должен появиться личный кабинет «Мое здоровье», в котором будут объединены электронные сервисы в сфере здравоохранения. Их работа напрямую зависит от данных, поступающих из региональных МИС.

Андрей Фишер: «На федеральном уровне все готово для запуска сервисов, а вот будут ли передаваться данные от регионов – большой вопрос. Субъекты должны реализовать эту возможность за счет собственных средств, и степень их готовности на сегодняшний день крайне неравномерна».

Алексей Могильников, «Медсервис» (Республика Башкортостан): В нашей республике на селекторных совещаниях региональный министр здравоохранения часто отчитывает представителей клиник за то, что данные в их МИС не совпадают с теми, которые они вносят в ЕГИСЗ, в частности, по онкобольным. У нас нет единой точки ввода информации. Нет интеграции между региональными и федеральными системами. Поэтому врачу приходится вводить информацию дважды – сначала в МИС, потом на федеральном портале в ЕГИСЗ.

Эксперты отмечают, что теория и практика цифрового здравоохранения в нашей стране сильно отличаются.

Владимир Зажигин, директор по ИТ «МРТ-Эксперт»: В нашей сети частных клиник есть собственная МИС. В прошлом году костромской МИАЦ издал приказ, в котором сказано, что все клиники должны приобрести новую информационную систему и вводить в нее данные. Мы предложили интегрировать нашу МИС с системой МИАЦ и запросили форматы взаимодействия. Нам ответили, что форматы пока предоставить не могут, и если мы хотим пользоваться своей МИС, то во вторую нам придется вносить сведения параллельно. Что сейчас и делают наши врачи – сначала вносят данные в МИС, а потом в предоставленную МИАЦ систему. О перспективах интеграции пока ничего не известно.

Евгений Охотников: То, что форматов интеграции не существует, не совсем верно. Минздрав РФ разработал интеграционные профили, скорее всего региональный МИАЦ их просто не опубликовал.

Массовый обмен данными пока за горами

Эффективность цифрового здравоохранения напрямую зависит от качества и возможности передачи медицинских данных. Предоставление сервисов в личном кабинете «Мое здоровье», к примеру, информации об оказанной медицинской помощи, требует обработки данных электронных медицинских карт, хранящихся в разных МИС. Безусловно, доступ к медицинским данным позволяет существенно повысить качество оказания медицинской помощи. Одновременно, утечка такой информации может нанести пациенту существенный вред. Эксперты пока не пришли к единому мнению о том, как оптимальным образом организовать этот процесс.

Филипп Миронович, генеральный директор компании «Открытая клиника»: «Новый законопроект о телемедицине и ЕГИСЗ вызывает вопросы со стороны коммерческих клиник. Фактически, он предполагает, что над нами будет тотально закреплен цифровой надзор. Так, в нем много говорится о том, какие данные и как мы должны передавать в ЕГИСЗ, но ни слова о том, как и что мы будем получать обратно? Как вся разрозненная неструктурированная медицинская информация будет циркулировать?

Филипп Миронович, «Открытая клиника»: Программа «Цифровая экономика» и ей подобные – это комиксы, нарисованные людьми, которые очень хотят фантазировать

Мне кажется, программа «Цифровая экономика» и ей подобные – это комиксы, нарисованные людьми, которые очень хотят фантазировать. Многие разработчики до сих пор не знают, что такое стандарт HL7, не говоря уже о HIR. Давайте сначала определим стандарты обмена данными, утвердим единый справочник услуг для того, чтобы их можно было оцифровывать. Давайте приведем терминологию врача, в том числе и цифровую, в соответствие с МКБ-10, и сделаем так, чтобы у нас, как во всем мире, было 50 тысяч диагнозов. Давайте пропишем единый API, выложим эти API на своих сайтах. Давайте следить, чтоб врачи действительно заполняли необходимые разделы в системах, а не от руки писали пациенту одно, а в системе ставили галочки там, где им проще кликнуть мышкой. Пока все эти вопросы остаются нерешенными».

Максим Петухов, директор службы ИТ клиники «Медицина»: «Я поддержу коллегу. Мы особенно не рассчитываем на то, что когда-то сможем получать актуальные данные из ЕГИСЗ. Каково их качество? Если пациент захочет лечиться в нашей клинике, он привезет свою историю болезни и пройдет необходимые исследования уже у нас».

Дмитрий Резниченко, директор по ИТ «СМ-Клиника»: «Две частные компании никогда не смогут договориться о том, какими данными они готовы обмениваться. Мы всегда будем ставить под сомнение результаты исследований, сделанных в другой клинике, также как и другая клиника – наши. И не только из недоверия, но еще и потому, что это бизнес. Задача частной клиники заключается в том, чтобы удержать пациента. Если ушел пациент, значит, ушел клиент.

Интеграция с другими клиниками, облегчающая миграцию пациента между ними, никому не выгодна. И решая этот вопрос на государственном уровне, власти должны это понимать. Пусть государство сначала разберется с интеграцией государственных учреждений, что оно вряд ли успеет к концу 2018 года, а уже потом пытается тиражировать этот опыт на всех игроков рынка».

Андрей Фишер: «Задача коммерческих клиник – зарабатывать деньги. А задача государства – заботиться о населении. Если все медучреждения будут передавать информацию в единое хранилище, это нанесет ущерб только частникам с их узкими интересами. Далеко не все жители России пользуются услугами коммерческих клиник».

Филипп Миронович: «Вот давайте и начнем интеграцию там, где нет частных клиник».

Евгений Паперный, руководитель проектов «Здоровье Mail.Ru», «Дети Mail.Ru»: «На данном этапе у многих реформаторов отсутствует понимание того, что медицинская информация имеет коммерческую ценность. Эта тема не обсуждалась при принятии решения о тотальной интеграции. Медицинская информация необходима не только компаниям, предоставляющим медицинские услуги, но, в первую очередь, фармацевтическим компаниям. Как только появится доступ к истории болезни человека, мы увидим супер целевой таргетинг в рекламе для пациентов. И нас ждет новый дивный мир, в котором погибнет медицинская тайна».

Евгений Паперный, Здоровье «Mail.ru»: У многих реформаторов отсутствует понимание того, что медицинская информация имеет коммерческую ценность

Филипп Миронович: «А теперь давайте вспомним кто продвигал закон о ЕГИСЗ, кому больше всего интересны медицинские данные?»

Евгений Паперный: «Мы никогда не отдадим вовне индивидуальный IP человека, его e-mail. А вот продавать фармацевтическим компаниям данные о количестве людей, интересующихся препаратами от аллергии, мы считаем вполне нормальным. Это не нарушение приватности, здесь нет медицинской тайны».

Филипп Миронович: «Мы работаем с несколькими фармкомпаниями и представляем им статистику за деньги. Вы хотите действовать, как колонизаторы, которые шли к туземцам, чтобы выменять золото на зеркало и бусы. Те, кто понимает ценность данных, не поделится ими бесплатно. За данные надо платить».

Внедрение цифрового здравоохранения не будет быстрым

К 2025 г. в России должна быть сформирована экосистема цифрового здравоохранения, разработаны условия для применения инновационного оборудования, созданы институт национальных чемпионов и датацентричная облачная платформа, внедрены интеллектуальные системы поддержки принятия врачебных решений, обеспечена интеграция медицинских сервисов и многое другое. Но если вспомнить, сколько лет в нашей стране уже внедряют электронную запись на прием к врачу и пытаются узаконить понятие телемедицины, становится понятно – реализация заявленных планов растянется на гораздо больший срок. Более того, 2018 – год выборов президента, за которыми последуют перестановки в правительстве. Возникшая пауза еще сильнее отдалит нас от заявленных результатов.

Среди участников дискуссии – представители органов власти, крупных корпораций, медицинских и интернет-компаний

Денис Юдчис, генеральный директор компании «Мобильные медицинские технологии»: «Информатизация медицины происходит приблизительно так же, как и других отраслей. Все начиналось с автоматизации простых повторяющихся процессов – бухгалтерии, учетных функций. На следующем этапе в медицине появились МИС, которые автоматизировали клинические процессы. 

Сегодня речь идет об автоматизации операционной деятельности и создании электронных сервисов. Принципиальное отличие третьей волны от первых двух – ее направленность на пациента. Конечно, пока у участников рынка возникает много вопросов, но Минздрав говорит о том, что намерен сделать первый шаг, например, к телемедицине. На этом этапе нам неизбежно будут навязаны определенные правила. И мы должны с ними считаться. Нам надо коммуницировать со всеми игроками рынка, в том числе и с регулятором, и высказывать свое мнение. Тем более что Минздрав подчеркивает, что готов к диалогу». 

Владислав Блюм, Санкт-Петербургский институт информатики и автоматизации РАН: «Создание регистра квалифицированных источников медицинской информации обсуждается уже почти 10 лет. У нас до сих пор нет технологии сверки регистров. 

Кроме того, на законодательном уровне не существует понятия персональной медицинской записи. Ее стандарт, а также определение того, что является ее источником, должно быть утверждено законом, а не подзаконными актами».

Обсуждение продолжилось и в кулуарах конференции

Очевидно, что проблема цифровизации здравоохранения заключается не только в нехватке необходимых нормативно-правовых актов. Отсутствие единого мнения о том, как должны использоваться медицинские данные, позволяет предположить, что если даже подобное решение будет принято и закреплено на законодательном уровне, избежать инцидентов не удастся. Возможно, описанные в программе «Цифровая экономика» проекты в указанные сроки могут быть реализованы как пилоты. Но в остальном нам еще долго придется гордиться электронной записью на прием к врачу и еще парой немудреных сервисов, типа проверки качества лекарств и наличия лицензии у страховых компаний.

Материалы
Все материалы